Рубрики

/ / Никому не верю! Почему критическое мышление — второе счастье?

Никому не верю! Почему критическое мышление — второе счастье?

01 Апреля 2019

Просмотров за сутки 10902
Изображение к посту «Никому не верю! Почему критическое мышление — второе счастье?»

По телевизору пропагандируют одно, в интернете — другое. В родительских чатах то и дело возникают ссылки о вспышках заболеваний, друзья в Facebook стабильно раз в год репостят сообщение о раздаче щенков далматина. Кажется, мир переполнен фейковыми новостями. Как с этим бороться? Специально для вас мы перевели статью журнала TIME о том, как мозг заставляет нас верить в неправду.

Обмануть можно даже самого умного

Как-то раз одному профессору истории пришлось столкнуться с вопросом, который задавал каждый из нас: стоит ли верить всему, что написано в интернете?

На экране его ноутбука была открыта статья, опубликованная Американской школой педиатров. В ней обсуждали способы предотвращения издевательств в школе, в частности предложение не выделять группы студентов, подвергающихся издевательствам, ведь, по мнению авторов статьи, это может окружить ненужным вниманием и так сбитых с толку подростков. Профессор обратил внимание, что статья размещалась на домене .org, предназначенном для сайтов государственных организаций. Да и сам дизайн сайта был лаконичный и академический — ничто не могло зародить у профессора даже долю сомнения, что информация, которую он прочел, может быть неправдой.

Но что профессор так и не понял, так это то, что авторами статьи были вовсе не упомянутая выше Американская школа педиатров, а отколовшаяся от нее в 2002 году ультраконсервативная ячейка, поддерживающая ярую гомофобную политику и обвиненная официальными организациями в разжигании ненависти.

Впрочем, речь здесь идет о доверии, а не о ненависти. Статья, которую профессор причислил к правдивым источникам информации, оказалась всего лишь частью эксперимента группы ученых Стэнфордского университета под руководством психолога Сэма Вайнберга. Команда Вайнберга пыталась ответить на два важных вопроса: почему даже самым умным из нас тяжело понимать, кому доверять, а кому нет? И как мы можем это исправить?

В ходе исследования выяснилось, что вне зависимости от возраста люди — и технически подкованные подростки, и высоколобые академики — зачастую беспрекословно принимают на веру все то, что читают онлайн. Другое исследование показало, что более четверти людей ретвитят ссылки, даже не переходя по ним, и слишком доверяют результатам Google, а когнитивист Массачусетского технологического института Дэвид Рэнд выяснил, что в среднем люди склонны верить фейковым новостям примерно в 20% случаях.

И что тут страшного?  

Наша неспособность отличить правду от вымысла может вызвать гораздо более серьезные проблемы: так зашкаливающее количество кликбейтных ссылок и фейковых видео (на которых очень реалистично запечатлены события, которые никогда не происходили) заставляют экспертов сомневаться в будущем демократии. Политтехнологи уверены: с помощью дезинформации можно легко манипулировать людьми.

Впрочем, ученые говорят, что фейковые новости опасны не столько для политиков, сколько для общества в целом. Мы должны уметь проверять информацию каждый раз, когда мать спрашивает у Google, стоит ли делать ребенку прививку, а школьник натыкается в Твиттере на статью, авторы которой яростно отрицают Холокост. В Индии подобная история закончилась печально: из-за распространения фейковой информации о похищениях детей тысячи вышли на улицы и избили до смерти нескольких невиновных людей.

Что же делать?

Кажется, что нет какого-то унитарного и простого решения. И пусть технологические компании оказываются под огромным давлением, пытаясь его найти, инженеры все же не могут обучить машину отличать правду от вымысла, когда даже человек не справляется с этим. Так кто же виноват в сложившейся ситуации? Нет, это не злые боты и не подростки, пытающиеся подзаработать, а мы — доверчивые и восприимчивые читатели, которые пока еще не умеют правильно вести себя в век цифровой информации.


Это не означает, что мы глупы. Мы просто позволяем своей импульсивности взять верх.


Во времена, когда обычный человек в среднем проводит 24 часа в неделю онлайн, читая новости, проверяя имейлы и отвлекаясь на сотню различных уведомлений, самое простое — это найти себе оправдание, что у нас не хватает времени читать что-то большее, чем заголовки статей. Мы постим чужие ссылки, даже не вникая в их содержание, но ожидая лавину лайков, ведь мы — социальные животные и вечно стремимся получить одобрение. Впрочем, это еще не все: дело не только в нашем ленивом мышлении, но и в постоянном желании найти простой и понятный ответ.

Люди любят представлять себя рациональными созданиями, но на самом деле нами управляют иррациональные эмоции. Этот факт был доказан психологами во время изучения так называемых когнитивных искажений, более известных как эвристика. С помощью таких искажений мы не затрачиваем время и энергию на сравнение всех имеющихся марок йогурта в магазине, вместо этого мы полагаемся на принцип первого впечатления: если что-то нам знакомо (бренд, внешний вид), значит, оно безопасно.

Безусловно, эти привычки помогли выжить нашим предкам, но проблема в том, что в диджитал-мире они иногда сбивают с толку, особенно в онлайн-среде. В одном из своих экспериментов Дэвид Рэнд обнаружил темную сторону так называемой эвристики беглости, то есть склонности верить вещам, с которыми мы уже сталкивались в прошлом. Он предложил испытуемым несколько заголовков, некоторые из которых были настоящими, некоторые — фейковыми. Объединяло эти заголовки только одно — они все были выполнены в одном формате — том, в котором мы видим их на Facebook. Выяснилось, что люди скорее всего поверят даже в самые бредовые новости, потому что уже видели что-то подобное ранее и подсознательно мозг воспримет это как положительный сигнал.


Частью проблемы является и то, что мы до сих пор полагаемся на устаревшие способы мышления, которые использовались ранее, например, при поиске статей в библиотеках.


Возьмем нашего профессора из исследования Вайнберга. Сноски и цитаты в статье действительно делают ее более правдоподобной, но одно дело, когда они появляются в печатном издании — тогда мы можем быть уверены, что они были одобрены издателем и научным редактором. Другое дело — интернет, здесь у каждого есть свое маленькое издательство.

Все те же исследования показали, что люди больше полагаются на результаты на первых местах выдачи в Google. Вот только они забывают, что алгоритмы поисковика в первую очередь показывают контент, основываясь на ключевых словах запроса, а не на степени его правдивости. Вбейте «абрикосовые семечки лечат рак» — и вы наверняка найдете что-то подобное. «Поисковик остается поисковиком, — говорит Ричард Гинграс, вице-президент Google, — не думаю, что кто-либо хочет, чтобы он определял, что является приемлемым результатом, а что — нет».

Как научиться критически мыслить?

Это всего лишь один из сотни примеров того, почему мы должны учить свой мозг думать по-другому — критически. Например, по словам Клэр Уордл, мы склонны доверять визуальным изображениям. Но и это неправильно: многие из них попросту подделаны, а другие сопровождают сфабрикованные новости. В Твиттере и Инстаграме люди считают, что количество их читателей равняется качеству контента, но мы с вами знаем, что многие блогеры закупают миллионы ботов-подписчиков в надежде раскрутить свой канал или казаться интереснее, чем они есть на самом деле. В своих исследованиях Вайнберг обнаружил, что люди всех возрастов оценивают правдивость источника по ресурсу, на котором он размещен: url сайта, графическому дизайну и другим вещам, которыми очень легко манипулировать.

Еще одна тактика — так называемое ограничение по кликам. Это означает, что человек, прежде чем выбрать оптимальный сайт среди выданных поисковиком, просматривает не одну и не две страницы результатов. Вайнберг называет это «удивительной способностью отстраниться и понять масштаб территории, на которую вы только что приземлились». На самом деле это одна из важнейших способностей, ведь сейчас многие компании поднимают свои сайты в первые строчки поиска благодаря ключевым словам, а вовсе не правильным ответам на ваш запрос.

Уроки, которые разработала группа Вайнберга, включают подобные техники и учат детей в первую очередь задавать вопрос: «Кто стоит за этой информацией?». Несмотря на то, что программа находится все еще в экспериментальном режиме, ее пилотная версия, которую Вайнберг запустил прошлой весной, показала, что даже малейшие изменения в поведении онлайн могут принести невероятные результаты.


Впрочем, не нужно забывать об одной простейшей, но действенной технике, которую также проповедует Вайнберг: просто читайте.


Одно исследование выявило, что пользователи не читают статьи по 6 из 10 ссылок, которые репостят. Не может такого быть, скажете вы. Еще как может: они просто читают чужие отзывы или пересказы. Другое исследование показало, что фейковые истории распространяются в 6 раз быстрее, чем правдивые. Возможно, говорят ученые, потому, что ложь провоцирует наш мозг на целый спектр эмоций — от удивления до раздражения.

Можно ли как-то бороться с фейком в интернете?

Возможно, проблема в самом обществе — нужно научить людей уделять больше времени чужим различиям, чем искать во всем какую-то общность. Конечно, можно начать преподавать критическое мышление в школах, но ведь потребуется дополнительное время, обучение учителей, новые методички. И как бонус: учителя должны научить детей быть скептичными, но не циничными, а проходящая между этими двумя понятиями грань очень тонка. «Как только вы учите детей задавать вопросы при работе с любой информацией, — говорит Сара МакГрю, — они могут начать сомневаться буквально во всем». Юристы же уверены, что учить детей надо и инструментам самозащиты от фейка, например, как запустить поиск по картинке в Google (чтобы быть уверенным, что человек, изображенный на фото, действительно является вашим собеседником) или как в поисковике вводить нейтральный запрос.


Исследователи говорят: мало не иметь предубеждений, нужно научится быть инициативным, ломать свои стереотипы, всегда задавать множество вопросов, особенно касающихся информации, в которую вы верите.


Они убеждены, что одно из самых действенных чувств в борьбе против фейка — это стыд. Уордл считает, что мы должны сделать дезинформацию постыдной, как и вождение за рулем в нетрезвом виде. Она утверждает, что мы должны начать понимать, что такое «цифровое загрязнение окружающей среды» в интернете. «Мы должны заставить людей думать, что они мусорят, когда они пересылают друг другу заведомо ложные ссылки». Идея Уордл заключается в том, чтобы заставить людей увидеть совокупный эффект от небольших действий, которые — один за другим — делают всемирную паутину все более токсичной. Уордл вспоминает экологов — ведь, если посмотреть на картину в целом, рост хорошо информированных граждан может оказаться столь же важным, сколько чистый воздух и вода. «Если мы не сможем сплотиться всем обществом и решить эту проблему, — говорит Уордл, — она может оказаться нашим проклятием».

Специально для вас мы составили подборку
книг про критическое мышление. Читайте и думайте по-своему! 

По материалам TIME

Иллюстрация: New Yorker

Читайте также

Получать самые интересные статьи

Подпишитесь на рассылку «Альпина.Медиа»

Книги на эту тему

 

Авторизация

или


Ваша корзина пуста
Нажмите здесь, чтобы продолжить покупки
Корзина