Рубрики

/ / «Политика Путина и Кремля в целом — это выражение чего-то глубоко русского»

«Политика Путина и Кремля в целом — это выражение чего-то глубоко русского»

02 Октября 2020

Просмотров за сутки 969
Изображение к посту ««Политика Путина и Кремля в целом — это выражение чего-то глубоко русского»»

Оригинал рецензии

Анджела Стент в книге «Мир Путина» анализирует мотивы и действия России на международной арене за последние 20 лет. Мы публикуем рецензию Рональда Григора Суни, профессора истории в Университете Мичигана и заслуженного профессора политической науки и истории в Университете Чикаго. В рецензии он пытается разобраться в настроениях книги Стент и объясняет, почему всему миру необходимо считаться с Россией.

О книге «Мир Путина»

Анджела Стент одинаково погружена в научный и политический миры. В книге «Мир Путина» Стент успешно балансирует между беспристрастным анализом ситуации и преданностью США. Она транслирует либеральный здравый смысл в отношении ценностей и действий, которые лучше всего сохранили бы международный порядок, способствовали миру и процветанию.

Россия совместно с США претендует на глобальную гегемонию. Её интересы, мотивы и возможности заслуживают тщательного анализа. Россия президента Владимира Путина — уникальная держава. Она стремится к созданию многополярного мира и готова работать с любым государством независимо от его политических убеждений.

Стент видит в России нормальное государство, действия которого если и неприемлемы, то как минимум понятны. Её руководители — «полны решимости вернуть Россию на законное место в мире». Подобно лидерам большинства стран, «для нынешних обитателей Кремля и их ближайших соратников внешняя политика служит их главной цели — остаться у власти». На то, как они распоряжаются той властью, которую имеют в мире, влияют устойчивые географические и исторические факторы:

  • большие размеры и суровый климат России;
  • ее экономическая отсталость;
  • императив централизованного правления и русификации;
  • отсутствие естественных границ;
  • отделение от повестки европейской цивилизации.

Новая русская идея

Внутренняя и внешняя политика России определяются не только исходя из истории и географии, но ещё и через смыслы, которые вкладывают в неё лидеры. История играет большую роль: то, как лидеры прочитывают события прошлого, формирует международную политику.

Россияне испытывают трудности с определением своей «национальной идеи», а значит, и с чувством собственных «национальных интересов».

Стент представляет собственное прочтение того, какие личности, интересы и идеи оказали влияние на поведение россиян. От поэта Федора Тютчева до славянофилов и царских чиновников через Владимира Ленина и Иосифа Сталина. По сей день русские видят в Западе враждебность и стремление к расколу и ослаблению своей страны.

Более позитивно настроенная русская интеллигенция предполагала, что Россия — уникальная цивилизация, отличная от Запада и (как правило) превосходящая его. Такие проявления превосходства можно обнаружить в славянофильстве XIX века, советском марксизме-ленинизме, евразийстве XX века или в том, что Стент называет «новой русской идеей».

Несмотря на эпизодический бросок в вестернизацию, Россия неоднократно возвращалась к набору идей, ныне представленных путинской консолидированной идеологией. Стент кратко излагает это в начале своей книги:


«Путинская Россия определила свою роль в мире как лидер "международных консервативных" государств, поддерживающих "традиционные ценности", и как защитник лидеров, сталкивающихся с вызовами "цветных" революций — народных восстаний против авторитарных правительств, которые, по мнению Путина, сдирижированы Западом».

Цитата из книги «Мир Путина»


«Новая русская идея» утверждает, что Россия является «защитником статуса-кво... от того, что изображается как ревизионистский, декадентский Запад, пытающийся способствовать смене режима против устоявшихся лидеров». Эта консервативная реакция глубоко антилиберальна и рассматривается её сторонниками как защита христианских ценностей, традиционной культурной идентичности и гетеронормативности.

Когда Путин пришел к власти, он положил конец внутреннему демократическому эксперименту ельцинских лет, но попытался сохранить связи с глобальной неолиберальной экономической системой. Со временем он почувствовал, что усилия Запада по демократизации угрожают его власти. Ещё до второго президентского срока Путин начал разворачиваться в сторону «суверенной демократии» (которая в большей степени про суверенитет, нежели про демократию) и враждебности по отношению к Западу.

«Политика Путина и Кремля в целом — это выражение чего-то глубоко русского»

Настороженный европеец

«Русские, — говорит Стент, — в лучшем случае были неохотными европейцами». Они нуждаются в западных технологиях и восхищаются ими, но они пропустили Реформацию, Ренессанс и Просвещение, и так и не выработали средний класс и демократию. Сам Путин — «настороженный европеец», который не в состоянии «понять, что успешная модернизация Европы была продуктом как свободной рыночной экономики, так и демократической политической системы, основанной на верховенстве закона». Более привлекательной для него является китайская модель «авторитарной модернизации».

Более того, он подозрительно относится к расширению Европейского Союза, инициативе «Восточное партнерство» (EPI), а также к инициативам по присоединению бывших советских республик к EPI или ЕС.

Споры о подписании такого Соглашения об ассоциации с Украиной в 2013 году переросли в Майдан, аннексию Крыма Россией, войну на востоке Украины и экономические санкции против России.

Вскоре крупнейшим торговым партнёром России стал Китай. Россия стала главным противником европейского единства, промоутером Брекзита и союзником антилиберальной политической направленности правых популистских и неоавторитарных европейских партий и правительства. Путин установил дружеские отношения с компанией сильных и авторитарных политиков, в которую входят Марин Ле Пен, Виктор Орбан, Сильвио Берлускони, Реджеп Тайип Эрдоган, Башар Асад, Биньямин Нетаньяху, Мухаммад бин Салман, Нарендра Моди и Дональд Трамп. Но в то же время он работал над установлением связей с умеренными и центристскими лидерами, такими как Эммануэль Макрон и Ангела Меркель.

Восток и Запад: разделение территорий

Как ученый и практик, Анджела Стент в совершенстве владеет знаниями о специфике русских отношений с друзьями и врагами. Ее глава о расширении НАТО — «Главный противник» — разумный и критический обзор политических мер, которые заново разделили Европу. Они подтолкнули Россию к возобновлению наступательных стратегий от перевооружения к гибридной войне. Однако, даже признавая, что Россия действительно обеспокоена продвижением НАТО на восток, Стент вновь возвращается к мысли о том, что российские идеологические константы — ключ к конфликту между Востоком и Западом.

За последнюю четверть века Россия не была готова принять правила международного порядка, на которые надеялся Запад. В их числе признание суверенитета и территориальной целостности постсоветских государств и поддержка либерального мирового правопорядка, уважающего право на самоопределение. Россия продолжает рассматривать движущие силы международной политики через призму XIX века.

Сферы влияния более важны, чем индивидуальные права и суверенитет малых стран. Привести в соответствие понимание суверенитета Запада и России практически невозможно. Для Путина важны власть и масштаб, а не правила.

Стент в этом вопросе не придерживается мнения, принятого по умолчанию некоторыми ее коллегами-путинологами, в том числе Машей Гессен и Майклом Макфолом, которые считают, что почти каждый злонамеренный поступок российской политики проистекает из одной мрачной личности. Вместо этого она утверждает, что политика Путина и Кремля в целом — это выражение чего-то глубоко русского.

Тем не менее, как и у многих аналитиков советского и российского внешнеполитического поведения, в книге игнорируются или недооцениваются последствия деятельности Кремля. Среди наиболее ярких примеров можно привести то, как инициативы более могущественного Запада ускоряют реакцию на расширение Восточного блока НАТО, а также европейское и американское признание независимости Косова.

Основные главы посвящены отношениям России с Украиной, Китаем, Японией, Ближним Востоком и Соединенными Штатами. Наибольшего успеха Путин добился в Сирии, где он воспользовался неоднозначным отношением администраций Обамы и Трампа к их роли в гражданской войне. Путин встал на сторону Асада и вместе с Ираном и его доверенными лицами привел жестокого диктатора к победе над мириадами повстанцев. Сыграв слабую карту против Европы, Китая и Соединенных Штатов, Путин сумел использовать ограниченные ресурсы таким образом, что стал главным внерегиональным игроком на раздираемом конфликтами Ближнем Востоке. Учитывая нежелание Трампа воевать или оставаться на передовой, Путин ловко заполнил вакуум, образовавшийся в результате американской растерянности и некомпетентности.

«Политика Путина и Кремля в целом — это выражение чего-то глубоко русского»

Что сделал Путин для России

Читая «Мир Путина», можно проследить, как Путин, успешный в одних местах, увязший в других и угрожающий в третьих, одновременно повысил престиж России и расширил свое влияние, углубляя экономическую и дипломатическую изоляцию страны и укрепляя глобальные подозрения относительно ее гнусных действий — от отравлений до вмешательства в выборы. Путин вынужден иметь дело с противоречивым каскадом отношений и действий, исходящих из Вашингтона: дружеские личные отношения между двумя лидерами, серия санкций, наложенных на россиян, причудливые действия Трампа и его дружков на Украине, односторонняя отмена контроля над вооружениями, выход из Парижских соглашений по контролю над климатом и иранским ядерным соглашением, ускоренный вывод войск из Сирии и импульсивные убийства высокопоставленных иранских и иракских чиновников.

В конце книги Стент дает оценку тому, как российский силач подтвердил роль своей страны на мировой арене, одновременно ухудшая отношения с Западом и столкнувшись с возобновившейся гонкой вооружений и воскрешением суровой репрезентации своей страны, подобной периоду холодной войны. «Путин достиг своих основных целей.... Мир больше не может игнорировать [Россию]. Её уважают и боятся». Во многих странах мира он является более привлекательной фигурой, чем Трамп.

Стент уверена, что Запад может работать с Путиным, но «Запад должен признать, что такое Россия на самом деле, а не то, какой он хотел бы её видеть». Взгляды России на мир и её интересы следует воспринимать всерьёз, даже если Запад не хочет с ними соглашаться или идти на компромисс; «Взаимодействие должно быть реалистичным и гибким».

Ожидайте неожиданностей. В конце концов, вы имеете дело с выносливым и коварным мастером дзюдо.

Анджела Стент

Мир Путина

«Россия и её лидер глазами Запада»

Эксперт в области российско-американских отношений Анджела Стент анализирует мотивы и действия России на международной арене за последние 20 лет. Как после развала СССР страна смогла так быстро вернутся на международную арену? Почему отношения с западными странами портятся также стремительно, как налаживаются с восточными? И какую роль во всем этом играет фигура Путина?


Читайте также:

Получать самые интересные статьи

Подпишитесь на рассылку «Альпина.Медиа»

Книги на эту тему

Комментарии для сайта Cackle
 

Авторизация

или


Ваша корзина пуста
Нажмите здесь, чтобы продолжить покупки
Корзина