+7 (495) 980 80 77

Рецензия от Анатолия Логинова

Дата публикации:

В издательстве «Альпина паблишер» вышла книга экспериментального психолога Колина Элларда «Среда обитания: Как архитектура влияет на наше поведение и самочувствие», которая исследует то, как организация пространства влияет на эмоции человека — страх, любовь, скуку, тревогу, благоговение. Почему виды природы полезны для здоровья, впечатления от лунного камня стремительно девальвируются и как шедевры архитектуры связаны с птицами-шалашниками, разбирается в своей рецензии Алексей Павперов.

Книга психолога и эксперта по психогеографии Колина Элларда посвящена ощущению пространств. Всем известно, что обстановка способна оказывать самое непосредственное влияние на чувства, мысли и поведение человека. Мозг человека сверхпластичен. Масштаб зданий, их разнообразие и эстетические качества, наличие зелёных насаждений, преобладание прямых углов или плавных линий — судя по рассказу Элларда, всё это может в значительной степени влиять на качество жизни, принятие решений и мироощущение.

«В распоряжении Элларда собственная лаборатория виртуальной реальности, опросники в мобильных приложениях, множество трекеров и датчиков, которые способны замерять физическую реакцию тела респондента на новые обстоятельства».
После восторга от посещения Стоунхенджа в школьном возрасте изучение взаимодействия эмоций и локаций стало главным научным интересом Элларда. В своей работе он использует широкий спектр исследований, связанных с урбанистикой, биологией, психологией и культурологией. Автор ссылается на знаменитое эссе Вальтера Беньямина «Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости» и открытия социального психолога Филиппа Зимбардо, цитирует философов Хайдеггера и Боргмана, писателя-фантаста Брюса Стерлинга и многих других. Причём в случае со «Средой обитания» это не просто аттракцион с жонглированием громкими именами, а подспорье для того, чтобы комплексно рассмотреть проблему с позиций разных сфер науки и культуры. Кроме того, Эллард оперирует результатами широкого массива когнитивных и психологических экспериментов. Он демонстрирует, насколько значительное влияние в этом вопросе играют технологии. В распоряжении Элларда собственная лаборатория виртуальной реальности, опросники в мобильных приложениях, множество трекеров и датчиков, которые способны замерять физическую реакцию тела респондента на новые обстоятельства.


Многие тезисы автора могут показаться общеизвестными, проговорёнными уже не один раз. Ценность его работы заключается в том, что при помощи тщательно выверенного и эклектичного научного погружения в тему автор показывает реальную значимость влияния окружающей среды, — после прочтения «Среды обитания» кажется, что даже к вроде бы уже усвоенным знаниям сложилось весьма легкомысленное отношение. Сложно удивить кого-либо разговорами о том, что виды природы оказывают благоприятный эффект на психику и самочувствие человека. Впервые это обстоятельство было замечено исследователем Роджером Ульрихом, который ещё в середине 1980-х указал в своей статье для журнала Science, что больничные пациенты в палатах с видом на деревья и траву выздоравливают быстрее, чем те, которые видят только бетон и асфальт. Эллард углубляется в биологические причины этого целительного эффекта. Также он рассказывает о том, как сознание распознаёт природный ландшафт. По одной из теорий человека привлекает примерно тот же диапазон значений фрактальной размерности, что обнаруживается в дикой природе. По другой — пространственная частота, сфокусированность и масштабы, органичное сочетание линий и контуров изображения, которое мы видим. Биологические исследования указывают, что нахождение на природе успокаивает нервы и способствует хорошему здоровью. Это особенно важно понимать в условиях, когда естественной средой обитания современного человека стал город, а вылазки на свежий воздух оказались одной из стратегий бегства из агрессивного пространства, которое постоянно требует напряжённого внимания ко всему, что происходит вокруг.

«Восторг вырывает из обыденности и, судя по результатам экспериментов, ощутимо замедляет восприятие времени».
Ясные и дидактические мета-идеи можно найти в каждой главе «Среды обитания». Рассказывая о местах скуки, Эллард утверждает, что монотонность и отсутствие разнообразия вызывают подавленность и стресс, которые впоследствии могут обернуться недугами и хроническими заболеваниями. Можно сказать, что основной целью этой части является критика Рема Колхаса и Брюса Мау с их концепцией обезличенного «универсального города» и «дизайна пустых коробок». По их мнению, урбанистическое пространство должно стать утилитарным транспортным хабом для свободно перемещающихся по миру людей. Размышляя о местах любви, Эллард уделяет внимание эмоциям и воспоминаниям, которые формируют наше восприятие пространств, — локации в этой главе представлены как мощные батарейки памяти и чувств. Любовь и привязанность проявляются в местах, которым удаётся отразить наш внутренний мир и уже пережитый жизненный опыт.

«Благоговение» от архитектуры автор пытается осмыслить, разбираясь в причинах удивления, страха и своеобразного трансцендентального опыта, которые может вызвать окружение. Анализируя впечатления от Большого каньона, бескрайнего звёздного неба или внушительных зданий, он указывает на гигантские масштабы увиденного и в случае с архитектурой — внушительные объёмы затраченных сил и ресурсов, которые символизируют мощь цивилизации и становятся важными энергетическими центрами культуры. Помимо маркирования отношений власти и подчинения в социуме, великие архитектурные памятники также представляют способ приобщиться к чему-то превосходящему конечную человеческую жизнь. Восторг вырывает из обыденности и, судя по результатам экспериментов, ощутимо замедляет восприятие времени. Рассуждая о масштабах и энергозатратах, направленных на приумножение значимости того или иного объекта, Эллард также находит возможность рассказать забавную историю о птицах-шалашниках. Привлекая самок, они выстраивают своё жилище таким образом, чтобы их зов усиливался резонансом, а расставленные на дорожке предметы увеличивались по мере приближения к входу и создавали выгодную иллюзию перспективы. Благодаря этим ухищрениям размеры самца кажутся больше, чем на самом деле.


Две закрывающие главы посвящены передовому краю технологий, которые так или иначе расширяют наше представление о пространстве или способны в значительной мере изменить восприятие окружающего мира: шлемы виртуальной реальности, GPS-навигация, интернет вещей, концепции умного дома и города. Отношение Элларда к техническим нововведениям балансирует между восторгом и умеренным апокалиптическим скепсисом. С одной стороны, технологии в значительной мере упрощают жизнь. С другой — под их влиянием стремительно меняется наше восприятие действительности, вероятно, не всегда в лучшую сторону. От постоянного использования GPS-карт теряется навык ориентирования на местности, в мозгу источается гиппокамп, что может стать причиной дегенеративных изменений, «похожих на деменции наподобие Альцгеймера». Виртуальное начинает замещать реальность, происходит девальвация впечатлений, потеря аутентичности по Беньямину: люди в казино сосредоточены на цифрах на табло в автомате и не видят за ними реальных денег, дети в музее больше увлечены пластиковыми скелетами динозавров, чем аутентичным куском породы с поверхности Луны. Эллард не забывает и о коммерциализации личной информации, а также об угрозах нарушения приватности и информационной безопасности. Впрочем, несмотря на все предостережения, мир будущего его скорее завораживает, чем пугает — просто все возможные проблемы следует проговаривать заранее.

В своём повествовании Эллард часто «выходит из берегов», заступая на территории, которые совсем не ожидаешь увидеть в книге про психологию и урбанистику. Он позволяет себе весьма масштабные выводы и предположения, но добросовестно снабжает их ссылками на данные и исследования. Если та или иная концепция подвержена критике, он указывает на это, вне зависимости от своих симпатий или антипатий. Для урбанистов и архитекторов его «Среда обитания», вне всякого сомнения, важная и полезная книга, которая способствует пониманию тех чувств, которые испытывают люди в организованных пространствах. Также она будет полезна и для всех активных критиков урбанистических процессов и изменений. Но и рядовому читателю стоит обратить на книгу самое пристальное внимание: во-первых, это хорошо написанный труд про психологию, скучным он не может быть по определению. Во-вторых, после прочтения появляется неотступное желание выбраться на свежий воздух, навести порядок в комнате, а возможно, и в своей жизни — даже если для этого придётся переехать в другой район или город.

В издательстве «Альпина паблишер» вышла книга экспериментального психолога Колина Элларда «Среда обитания: Как архитектура влияет на наше поведение и самочувствие», которая исследует то, как организация пространства влияет на эмоции человека — страх, любовь, скуку, тревогу, благоговение. Почему виды природы полезны для здоровья, впечатления от лунного камня стремительно девальвируются и как шедевры архитектуры связаны с птицами-шалашниками, разбирается в своей рецензии Алексей Павперов.

Книга психолога и эксперта по психогеографии Колина Элларда посвящена ощущению пространств. Всем известно, что обстановка способна оказывать самое непосредственное влияние на чувства, мысли и поведение человека. Мозг человека сверхпластичен. Масштаб зданий, их разнообразие и эстетические качества, наличие зелёных насаждений, преобладание прямых углов или плавных линий — судя по рассказу Элларда, всё это может в значительной степени влиять на качество жизни, принятие решений и мироощущение.

«В распоряжении Элларда собственная лаборатория виртуальной реальности, опросники в мобильных приложениях, множество трекеров и датчиков, которые способны замерять физическую реакцию тела респондента на новые обстоятельства».
После восторга от посещения Стоунхенджа в школьном возрасте изучение взаимодействия эмоций и локаций стало главным научным интересом Элларда. В своей работе он использует широкий спектр исследований, связанных с урбанистикой, биологией, психологией и культурологией. Автор ссылается на знаменитое эссе Вальтера Беньямина «Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости» и открытия социального психолога Филиппа Зимбардо, цитирует философов Хайдеггера и Боргмана, писателя-фантаста Брюса Стерлинга и многих других. Причём в случае со «Средой обитания» это не просто аттракцион с жонглированием громкими именами, а подспорье для того, чтобы комплексно рассмотреть проблему с позиций разных сфер науки и культуры. Кроме того, Эллард оперирует результатами широкого массива когнитивных и психологических экспериментов. Он демонстрирует, насколько значительное влияние в этом вопросе играют технологии. В распоряжении Элларда собственная лаборатория виртуальной реальности, опросники в мобильных приложениях, множество трекеров и датчиков, которые способны замерять физическую реакцию тела респондента на новые обстоятельства.


Многие тезисы автора могут показаться общеизвестными, проговорёнными уже не один раз. Ценность его работы заключается в том, что при помощи тщательно выверенного и эклектичного научного погружения в тему автор показывает реальную значимость влияния окружающей среды, — после прочтения «Среды обитания» кажется, что даже к вроде бы уже усвоенным знаниям сложилось весьма легкомысленное отношение. Сложно удивить кого-либо разговорами о том, что виды природы оказывают благоприятный эффект на психику и самочувствие человека. Впервые это обстоятельство было замечено исследователем Роджером Ульрихом, который ещё в середине 1980-х указал в своей статье для журнала Science, что больничные пациенты в палатах с видом на деревья и траву выздоравливают быстрее, чем те, которые видят только бетон и асфальт. Эллард углубляется в биологические причины этого целительного эффекта. Также он рассказывает о том, как сознание распознаёт природный ландшафт. По одной из теорий человека привлекает примерно тот же диапазон значений фрактальной размерности, что обнаруживается в дикой природе. По другой — пространственная частота, сфокусированность и масштабы, органичное сочетание линий и контуров изображения, которое мы видим. Биологические исследования указывают, что нахождение на природе успокаивает нервы и способствует хорошему здоровью. Это особенно важно понимать в условиях, когда естественной средой обитания современного человека стал город, а вылазки на свежий воздух оказались одной из стратегий бегства из агрессивного пространства, которое постоянно требует напряжённого внимания ко всему, что происходит вокруг.

«Восторг вырывает из обыденности и, судя по результатам экспериментов, ощутимо замедляет восприятие времени».
Ясные и дидактические мета-идеи можно найти в каждой главе «Среды обитания». Рассказывая о местах скуки, Эллард утверждает, что монотонность и отсутствие разнообразия вызывают подавленность и стресс, которые впоследствии могут обернуться недугами и хроническими заболеваниями. Можно сказать, что основной целью этой части является критика Рема Колхаса и Брюса Мау с их концепцией обезличенного «универсального города» и «дизайна пустых коробок». По их мнению, урбанистическое пространство должно стать утилитарным транспортным хабом для свободно перемещающихся по миру людей. Размышляя о местах любви, Эллард уделяет внимание эмоциям и воспоминаниям, которые формируют наше восприятие пространств, — локации в этой главе представлены как мощные батарейки памяти и чувств. Любовь и привязанность проявляются в местах, которым удаётся отразить наш внутренний мир и уже пережитый жизненный опыт.

«Благоговение» от архитектуры автор пытается осмыслить, разбираясь в причинах удивления, страха и своеобразного трансцендентального опыта, которые может вызвать окружение. Анализируя впечатления от Большого каньона, бескрайнего звёздного неба или внушительных зданий, он указывает на гигантские масштабы увиденного и в случае с архитектурой — внушительные объёмы затраченных сил и ресурсов, которые символизируют мощь цивилизации и становятся важными энергетическими центрами культуры. Помимо маркирования отношений власти и подчинения в социуме, великие архитектурные памятники также представляют способ приобщиться к чему-то превосходящему конечную человеческую жизнь. Восторг вырывает из обыденности и, судя по результатам экспериментов, ощутимо замедляет восприятие времени. Рассуждая о масштабах и энергозатратах, направленных на приумножение значимости того или иного объекта, Эллард также находит возможность рассказать забавную историю о птицах-шалашниках. Привлекая самок, они выстраивают своё жилище таким образом, чтобы их зов усиливался резонансом, а расставленные на дорожке предметы увеличивались по мере приближения к входу и создавали выгодную иллюзию перспективы. Благодаря этим ухищрениям размеры самца кажутся больше, чем на самом деле.


Две закрывающие главы посвящены передовому краю технологий, которые так или иначе расширяют наше представление о пространстве или способны в значительной мере изменить восприятие окружающего мира: шлемы виртуальной реальности, GPS-навигация, интернет вещей, концепции умного дома и города. Отношение Элларда к техническим нововведениям балансирует между восторгом и умеренным апокалиптическим скепсисом. С одной стороны, технологии в значительной мере упрощают жизнь. С другой — под их влиянием стремительно меняется наше восприятие действительности, вероятно, не всегда в лучшую сторону. От постоянного использования GPS-карт теряется навык ориентирования на местности, в мозгу источается гиппокамп, что может стать причиной дегенеративных изменений, «похожих на деменции наподобие Альцгеймера». Виртуальное начинает замещать реальность, происходит девальвация впечатлений, потеря аутентичности по Беньямину: люди в казино сосредоточены на цифрах на табло в автомате и не видят за ними реальных денег, дети в музее больше увлечены пластиковыми скелетами динозавров, чем аутентичным куском породы с поверхности Луны. Эллард не забывает и о коммерциализации личной информации, а также об угрозах нарушения приватности и информационной безопасности. Впрочем, несмотря на все предостережения, мир будущего его скорее завораживает, чем пугает — просто все возможные проблемы следует проговаривать заранее.

В своём повествовании Эллард часто «выходит из берегов», заступая на территории, которые совсем не ожидаешь увидеть в книге про психологию и урбанистику. Он позволяет себе весьма масштабные выводы и предположения, но добросовестно снабжает их ссылками на данные и исследования. Если та или иная концепция подвержена критике, он указывает на это, вне зависимости от своих симпатий или антипатий. Для урбанистов и архитекторов его «Среда обитания», вне всякого сомнения, важная и полезная книга, которая способствует пониманию тех чувств, которые испытывают люди в организованных пространствах. Также она будет полезна и для всех активных критиков урбанистических процессов и изменений. Но и рядовому читателю стоит обратить на книгу самое пристальное внимание: во-первых, это хорошо написанный труд про психологию, скучным он не может быть по определению. Во-вторых, после прочтения появляется неотступное желание выбраться на свежий воздух, навести порядок в комнате, а возможно, и в своей жизни — даже если для этого придётся переехать в другой район или город.

Каталог

 

Оформить заказ

Корзина

Итого

Кол-во: 0

0 руб.

Оформить заказ

Войти на сайт

или