+7 (495) 980 80 77

Увлекательнейшее исследование по истории экономики

Дата публикации: 01 сентября 2010

Интуитивное убеждение большинства людей состоит в том, что жившие лет 80 назад руководители центробанков вряд ли могут стать теми персонажами, ради которых стоит браться за толстый и недешевый том. Это разумное соображение, однако не «озарение», на которое следует положиться.

«Повелители» — очень плотный и увлекательный нон-фикшн по истории; тот случай, когда вы не просто узнаете еще несколько новых фактов — а ощутимо скорректируете картину мира, которая, скорее всего, строится на представлениях о политике — тогда как на самом деле у известных политических событий есть гораздо менее очевидная экономическая подоплека (поскольку ясно, что все наши обещания такого рода — пустой звук, сошлемся на мнение поавторитетнее: «Повелители финансов» награждены Пулицеровской премией и званием лучшей книги по экономике по версии Financial Times и Goldman Sachs).

Л.Ахамед (американский экономист и финансист), по существу, набрел на золотую жилу — он обнаружил сразу четырех людей, вследствие роковых ­просчетов которых история ХХ века пошла именно так, как пошла; мало того, все четверо оказались колоритными личностями, эксцентриками (один — ксенофоб, второй — невротик и т.д.). Норман Монтегю, Ялмар Шахт, Бенджамин Стронг, Эмиль Моро — все они были руководителями центробанков, работавшими «в тревожном ожидании надвигающихся роко­вых событий»; и именно их ошибки в суждениях о деньгах предопределили политические катастрофы на несколько по­колений вперед. Комическое в этой книге сложно отделить от трагического: с сегодняшней точки зрения то, что считалось когда-то верхом компетентности, часто кажется смехотворной глупостью. Так вот, комическое: все они показали себя еще и типичными представителями своих наций; таким образом, «Повелители» — по сути, гигантский анекдот о том, как англичанин, немец, француз и американец пытаются, каждый по-своему, справиться с одной проблемой.

На самом деле главных героев в книге пятеро. Экономист Мейнард Кейнс — контрапункт всей этой истории — стал тем, кому удалось исправить их ошибки и, некоторым образом, «спасти» ХХ век. В книге опровергается мнение о том, что кризис 1929 года был явлением, неизбежным для той формы капитализма, следствием его внутренних противоречий. Нет, топает ногой Ахамед: его можно было бы избежать. «История Великой депрессии представляет собой цепь самых роковых коллективных заблуждений за всю историю финансового регулирования». Да и сам феномен послевоенной (условно — кейнсовской) экономики доказывает, что невидимая рука рынка поддается коррекции; лишь бы видимая голова была у кого надо.

Итак, история экономики и финансов между двумя войнами, рассказанная через истории людей; но правда ли, что все это может быть увлекательно, что в этом чувствуется «сюжет»? Безусловно; и в высшей степени драматичный. Ахамед умудряется все время держать читателя в напряжении: найдут ли эти четверо в себе силы отказаться от золотого стандарта? Помогут ли им советы Кейнса? Смогут ли они удержать свои страны от сползания в кризис? Что все же лучше — немецкая инфляция или английская дефляция? Что-то сред­нее, в общем, между «Восхождением денег» Фергюсона и «Столпами земли» Фол­летта; книжка из тех, к которым на целую неделю приклеиваешься.

Каталог

 

Оформить заказ

Корзина

Итого

Кол-во: 0

0 руб.

Оформить заказ

Войти на сайт