+7 (495) 980 80 77

Верую, ибо абсурдно

Дата публикации: 27 октября 2011

Принято считать, что ученые — это адепты сугубо рациональных методов познания. Они, дескать, выстраивают теории, а затем, проверив их на практике, приходят к определенным выводам. Где тут место вере? Нету ей места, веру вытеснил позитивистский подход, ее убила сциентистская логика…

Увы (или к счастью), все это не соответствует действительности, точнее, соответствует ей лишь отчасти. Разумеется, подлинный ученый должен всегда опираться на факты, доказывать свои гипотезы, используя логику и здравый смысл (в противном случае, это не ученый, а алхимик или шаман). Однако любое знание ограничено, и там, где клубится туман незнания (или неполного знания), поселяется вера — не религиозная, «человеческая, слишком человеческая», но все-таки. «Во что вы верите, но пока не можете этого доказать?» — такой вопрос был задан Джоном Брокманом в рамках проекта Edge (это веб-сайт так называемой «третьей культуры») ведущим интеллектуалам планеты, в основном ученым и философам. Короткие или пространные реплики опрошенных и составили книгу.

По сути, это книга гипотез и прогнозов. Если под рукой нет доказательной базы, то резонно выдвигать гипотезы, истинность которых должно подтвердить будущее. А поскольку мы еще очень многого не знаем, у ученых мужей есть масса поводов для гипотетических измышлений. Как будет развиваться наша Вселенная? Каким образом на Земле возникла жизнь? Как работает мозг человека? К чему приведет развитие компьютерной техники? Есть ли Бог, или все религии — это лишь продукт нашего воображения и буйной фантазии?

На последний вопрос автор книги «Наука о добре о зле» Майкл Шермер, в частности, отвечает: «Не существует ни Бога, ни разумного творца, ничего похожего на сверхъестественное существо, о котором говорят мировые религии». Другие авторы тоже касаются этого вопроса, отвечая на него столь же смело, временами даже — чрезмерно смело. Вот, к примеру, что утверждает нейробиолог Сэм Харрис: «Наши представления о Боге… ничем не отличаются от представлений о цифрах, пингвинах, сыре тофу и т.п.» Безусловно, ученый не обязан расшаркиваться перед догматами той или иной конфессии, но с этим утверждением многие и многие бы поспорили (подобных оппонентов можно найти в т.ч. и на страницах книги).

Впрочем, низвержение теологии — не главная тема. Основное поле гипотез лежит в той области, где позитивное знание упирается в стену. В частности, это касается тайны человеческого мозга, который настолько сложен и непонятен, что феномен сознания до сих пор никто не может внятно интерпретировать и, что называется, разложить по полочкам. Теорий много, экспериментальных данных тоже хватает, но хотя бы мало-мальски приемлемых объяснений пока нет, так что здесь гипотез хоть отбавляй. Не меньше их и в той области, которая изучает происхождение жизни. Уже, казалось бы, многое научились делать, органический синтез дошел до серьезных высот, но тайна самой жизни, та самая витальная энергия от нас все время ускользает.

Покрыта тайной и история происхождения и развития рода человеческого. Нам вроде бы понятны общие принципы эволюции, но, возможно, этот механизм представляется в упрощенном виде, и потому вполне уместны предположения, что «в человеческой эволюции были задействованы не два, и три процесса отбора. Первые два нам известны: естественный отбор, в результате которого выживают сильнейшие, и сексуальный отбор, действующий в пользу самых привлекательных особей. Третий процесс делает отбор в пользу красоты… Его можно назвать родительским отбором».

С развитием Вселенной тоже не все так просто, хотя, казалось бы, мы многое знаем про Большой Взрыв, красное смещение и т.п. Никто пока не может утверждать, что расширение Вселенной когда-нибудь не сменится ее сжатием — для такого утверждения пока просто нет достоверных данных. А непредсказуемость погоды — разве не благодатное поле для гипотез и предположений? Одно из них (это самое лапидарное высказывание в книге, принадлежащее журналисту и футуристу Брюсу Стерлингу): «Я могу суммировать подсказки своей интуиции в семи словах: мы здесь для того, чтобы испортить климат».

Хотя надо сказать, что в общем и целом эта книга оптимистическая, здесь практически отсутствуют мрачные гипотезы и прогнозы. Приятно читать такое: «Я верю в настоящую любовь» (Дэвид Басс). Или утверждение о том, что продвижение вперед когнитивных наук сделает совершенно очевидным знание об общей природе человека, в итоге чего «этнические и религиозные войны и конфликты покажутся нам такими же бессмысленными, как дебаты о том, на чем покоится земля — на слонах или черепахах». Не менее приятна мысль Тодда Фейнберга, мол, компьютеры никогда не будут обладать сознанием, ведь, чтобы иметь сознание, «как у нас», они должны состоять из живой ткани, как и мы, и (к сожалению), быть смертными, как и мы.

Джон Брокман придумал гениальный вопрос для своей обширной международной аудитории. Все мы, в конце концов, верим во что-то, что не можем доказать, но считаем это «что-то» очень важным. Книга Джона Брокмана в очередной раз заставляет задуматься над крайне важными и серьезными вещами.

Каталог

 

Оформить заказ

Корзина

Итого

Кол-во: 0

0 руб.

Оформить заказ

Войти на сайт

или