+7 (495) 120 07 04

Обзор на книгу «В борьбе за правду»

Рецензия от Евгения Гонтмахера

Обложка книги В борьбе за правду Дантон перед своей казнью в 1794 году сказал бессмертные слова: «Революция пожирает своих детей». Россия 1917 года эту истину подтверждает на примере судьбы Александра Парвуса (Гельфанда), хотя тут и обошлось без гильотины. Ленин категорически отказался не только с ним общаться, но и приказал запретить ему въезд в страну, ссылаясь на то, что «дело революции не должно быть запятнано грязными руками». Парвус ненадолго, всего на несколько месяцев, пережил Ленина, скончавшись от инсульта в возрасте 57 лет.

В чем же причина такого фиаско человека, который еще в конце XIX века, приехав из России в Германию безвестным юнцом, стал одним из лидеров немецкой социал-демократии, а потом стоял у истоков и российского социалистического движения, консультируя Ленина и обучая Троцкого? Это можно понять, прочитав изданную в 1918 году книгу «В борьбе за правду» и, отталкиваясь от нее, ознакомившись с другими фактами и оценками жизни и деятельности Александра Парвуса.

Прежде всего читатель понимает всю сложность характера автора, который считал себя чуть ли не пророком. Читая рецензируемую книгу можно встретить массу ссылок на самого себя с неизменным примечанием типа «а ведь я предупреждал об этом еще в такой-то моей статье (книге) пять лет назад». Не нужно быть психоаналитиком, чтобы увидеть в этом литературном приеме выход колоссальной невостребованности, обиды на всех и вся.

В рецензируемой книге, развенчивая зловещие мифы о себе, Парвус всячески подчеркивает и свою бескорыстность. Да, он был зарубежным литературным агентом Максима Горького и помог ему неплохо зарабатывать, несмотря на предъявленные ему финансовые претензии. Да, через его руки прошло много денег, которые попали русским большевикам, а ему с этого ничего не досталось. Да, он создал успешное коммерческое предприятие датских профсоюзов для снабжения рабочих углём, но в дележке прибыли не участвовал. Было ли это так? Теперь это, наверное, неважно. Но в те времена его репутация из-за этих историй в глазах не только российских большевиков, но и европейских социал-демократов сильно пострадала.

И все-таки за всем этим проглядывает главная причина, из-за которой Парвус оказался на исторической обочине. В своих теоретических построениях, как это видно, в том числе и из рецензируемой книги, он запутался между Россией и Германией.

Его решение связать свою судьбу с немецкой социал-демократией, натурализовавшись еще 1890-е годы в Германии, было продиктовано тем, что, как ему казалось, центр и теоретической, и практической социалистической мысли пульсирует именно в Западной Европе. Действительно, в то время в Германии работала мощная социал-демократия, которая вела свое прямое происхождение от Маркса и Энгельса. Он добился того, что на равных общался с Фердинандом Бебелем, Карлом Либкнехтом, Францом Мерингом. Еще до выдвижения Ленина он дискутировал с основателем российской социал-демократии Георгием Плехановым. Его взгляд на вещи был достаточно прост: Германия в наибольшей степени готова к социалистическим преобразованиям, которые потянут за собой изменения во всей Западной Европе. А Россия, с ее преимущественно крестьянским населением и немногочисленным рабочим классом, фактически отсутствующей социал-демократией – это далекая периферия, где максимум, что стоит на повестке дня – это буржуазно-демократическая революция.

Но приход немецких социал-демократов к власти всё откладывался и откладывался. Зато в России вспыхнула революция 1905 года. Казалось бы, еще немного и самодержавие окончательно уйдет в историю. На его месте, после Октябрьского Манифеста, будет существовать конституционная монархия английского типа. И тогда социал-демократические идеи можно будет форсировано внедрять в массы. Естественно, что Парвус, у которого закружилась голова от такой перспективы, в которой он видел себя где-то на самом верху, с фальшивым паспортом рванул в Россию. Там он и его ученик Троцкий приняли непосредственное участие в создании Петербургского совета рабочих депутатов и вошли в его Исполнительный комитет. Однако всё дело закончилось поражением революции, арестом и высылкой в Сибирь. Впрочем, Парвус вместе с Троцким по дороге туда благополучно сбежали и вернулись на Запад.

Но там его подстерегала очередная засада, о которой он рассказывает в своей книге: обвинение в финансовой недобросовестности. Максим Горький, чьим литературным агентом в Европе он был, пожаловался на то, что Парвус его обманывает. Третейский суд в составе таких моральных авторитетов немецкой социал-демократии как Август Бебель, Карл Каутский и Клара Цеткин признал его виновным. В 1908 году он был исключен из немецкой и российской (меньшевиков) социал-демократических партий.

Казалось бы, Парвус, считающий себя идеологом светлого пролетарского будущего, потерпел сокрушительное жизненное поражение. Но он нашел место, где его взгляды могли быть востребованы. Это была тогдашняя Оттоманская империя, в которой началась революция «младотурков». Нужно напомнить, что ещё до отъезда из Германии он издал одну из лучших своих работ — «Колониальная политика и крушение капиталистического строя», первое глубокое исследование империализма, оказавшее значительное влияние на теоретиков II Интернационала, включая Ленина, который опубликовал свою книгу «Империализм как высшая стадия капитализма» лишь в апреле 1917 года. «Изучение империализма, — писал Карл Радек, — привело его к убеждению, что новый крупный толчок для рабочего движения придёт с Востока. Ещё в Германии он дал блестящий очерк движущих сил китайской революции. Из Константинополя он начал писать замечательные характеристики турецкого освободительного движения» .

Парвус, как видим, снова поменял источник революционных преобразований, которые должна захватить мир. Россию, где он обжегся во время событий 1905 года, он снова всерьез в этом качестве не рассматривал.

Всё еще раз изменилось с началом Первой мировой войны. Парвус (вместе с немецкой социал-демократией) поддержал Германию в стремлении победить. Большевики, как известно, выступили за поражение собственного правительства. Логика Парвуса, как это описано в книге, была достаточно изощренной: если победит Россия (в составе Антанты), то царский режим еще более упрочится, а заодно и задавит революционные перспективы в поверженной Германии. А вот если немцы (вместе с остальными «Центральными», как он их называет, державами) одержат верх, то тогда социал-демократия получит шанс прийти к власти по всей Европе, а потом распространить свой успех и дальше.

Но чем дальше, тем больше становилось очевидным, что Германия вместе со своими союзниками выдыхается и не может добиться решающего военного успеха. И тогда Парвус задумывает очередной план по спасению революционного потенциала Германии, в центре которого – вывести Россию из войны, устроив там революцию. Он сотрудничает с немецким Генштабом, якобы даже получает от него приличные деньги на устройство русской революции. Парвус, если верить позже опубликованному т.н. «меморандуму доктора Гельфанда», обещал заказчику, что в 1916 году она непременно состоится.

Однако он жестоко ошибся, хотя, казалось бы, уже в начале 1917-го столь желаемая им революция в России всё-таки произошла. Дело в том, что все его усилия раскачать ситуацию в 1915-1916 гг. не оставили никакого следа в истории, а свержение монархии произошло без всякого его участия.

Парвус, конечно, попытался было взять реванш за этот свой провал, приняв участие в организации проезда «пломбированных» вагонов с русскими революционерами во главе с Лениным из Германии в Россию. Передавал ли он большевикам деньги немецкого Генштаба – пусть об этом судят историки. Он тоже рвался в Россию, видимо интуитивно понимая, что именно там, а не в проигрывающей войну Германии, теперь будет реализовываться на практике социалистический эксперимент. Парвусу казалось, что его знания, опыт будут востребованы на исторической Родине и он снова будет окормлять своими идеями Троцкого и Ленина.

Но, как уже отмечалось в самом начале этой рецензии, он был самым жестким образом отрезан от участия в разворачивающейся русской революции. Опубликовав в 1918 году книгу «В борьбе за правду», он ушел из политики и оставшиеся годы жил по инерции угасания.

Казалось бы, что нам до судьбы человека, жившего столетие назад? Пусть историки продолжат копаться в архивах, анализировать факты из жизни и деятельности Парвуса, чтобы обсуждать результаты на академических семинарах. Но, как мне представляется, это не совсем исчерпывающая позиция.

Судьба Парвуса – весьма актуальный урок для многих нынешних политиков, претендующих на то, чтобы предлагать себя в качестве лидеров перемен. Даже обладая высоким интеллектом такого рода людям очень легко броситься в пучину безудержной борьбы за власть, где можно постоянно менять позиции, действовать, невзирая на мораль и этику. Парвус, как и его тогдашние враги-соратники Ленин и Троцкий, делали это без зазрения совести. Большевики очень быстро скатились к элементарной борьбе с любой оппозицией, любым инакомыслием, занялись «красным террором», а потом инициировали Гражданскую войну. Трудно сказать, как действовал бы в этих обстоятельствах Парвус. Скорее всего, он попытался бы комбинировать, выстраивая сложные схемы, не считаясь ни с чем, для того, чтобы удержаться на вершине власти. Но ведь были тогда и образцы принципиального неприятия поведения в стиле «политического животного». Например, Георгий Плеханов, Юлий Мартов, Петр Кропоткин и многие другие из тех, кто считал себя непримиримым борцом с самодержавием. Они, публично обозначив свою позицию, просто отошли в сторону, не желая участвовать в реализации проекта, который к марксизму и социал-демократии не имел никакого отношения.

У нынешней России, как это ни удивительно, есть много элементов сходства с ней же столетней давности. Например, деградация государственного аппарата и существование двора при правителе, который взял на себя всю полноту власти в стране. Но они пока не складываются в картину, предвещающую революцию. Прежде всего потому, что, к счастью, нет войны, которая пожирает миллионы солдат. Однако малейшая трещина в нынешней персоналистской автократии способна выбросить на поверхность очень много людей, подобных Парвусу: внешне убедительных, страстных до одержимости, не гнушающихся ничем ради власти над другими. Это создает риски не революции как смены правящих элит, а смуты, уже случавшейся в российской истории.

Самым верным рецептом от такого сценария являются спокойные, но последовательные реформы по созданию в России базовых европейских институтов демократии и социальной рыночной экономики. Если это удастся, то у политиков типа Парвуса не будет шансов подстраивать общество под себя. Это видно на примере США, переваривающих популиста Трампа и жителей Евросоюза, отвергших притязания на власть елей типа Марин Ле Пен.

Успеем ли мы реализовать этот сценарий? Многое пока этому мешает, но события в России и окружающем нас мире развиваются стремительно. Поэтому, усваивая уроки истории, не будем терять надежду на оптимистическое будущее.

Удобно Бесплатные электронные версии к бумажным Быстро Доставка по всему миру, бесплатно от 2 000 рублей Выгодно Накопительные скидки от 10% и выше Приятно Бонусы с каждой покупкой Хочется еще Мы любим своих клиентов и книги, и это очень заметно

Каталог

 

Ваша корзина пуста

Оформить заказ

Корзина

Итого

Кол-во: 0

0

Оформить заказ

Войти на сайт

или