+7 (495) 980 80 77

Возможно, что Бог не умер

Дата публикации: 15 марта 2010

Исследуя историю трех главных монотеистических религий — иудаизма, христианства, ислама, Карен Армстронг рассказывает, как непросто быть и верующим, и атеистом в современном мире.

Верующие и атеисты часто не задумываются над тем, в какого, собственно говоря, Бога они верят или не верят, и не отдают себе отчета в том, что представления о Боге непрерывно менялись на протяжении всей человеческой истории.

В книге показана панорама изменений, которые произошли в основных монотеистических религиях современного человечества — иудаизме, христианстве и исламе, которые к тому же связаны общностью происхождения и фактически верой в одного и того же Бога. Рассматривается, почему и как возникли представления о потусторонних силах, которые постепенно слились в представление о едином Боге. И вопрос, чем занимается Бог. И еще: а что такое Бог?

Карен Амстронг не случайно обратилась к этой теме. Специалист по истории религии и автор многих книг по данной проблематике, она провела семь лет в католическом монастыре, откуда ушла, разочаровавшись и в практике монашеской жизни, и в самой вере. Нельзя назвать Армстронг атеисткой, но она поняла, что вера и атеизм сложнее, чем это порой представляется братьям и сестрам из монашеской обители или людям, живущим в коконе фундаментализма.

На вопрос, как возникла религия, по мнению автора, ответить сегодня невозможно, поскольку самые ранние религиозные документы, принадлежащие эпохе Шумера и Вавилона, уже были результатом предшествующих тысячелетних раздумий человечества.

Как показывает Армстронг, в общей для всех трех религий священной книге — Ветхом Завете — достаточно отчетливо видны следы раннего политеизма древних иудеев, изживавших его в течение многих веков и постаравшихся отредактировать священные книги так, чтобы замести эти самые следы. Однако религия тем и отличается от научных доктрин, что не может отбросить будто бы неверное прошлое, поскольку большую роль в ней играет традиция. И священные книги представляют собой сложные многосоставные и многослойные произведения, толкование которых и составляет — во многом — жизнь религиозных сообществ, позволяя приспосабливать их к изменяющейся жизни: религиозные воззрения «меняются, как только перестают приносить пользу, — и меняются порой до неузнаваемости». Однако сложность священных книг дает возможность вносить мистическое и творческое начало в представление о Боге, и поэтому буквалистская их критика зачастую не убеждает религиозных адептов: они не понимают все столь буквально, как критики. Развитие религиозных представлений, шедшее в религиях параллельными путями, сталкивалось с одной проблемой: сочетать и интегрировать философию, мистику и антропологический взгляд на Бога было очень сложно — эти грани религиозного сознания вступали в постоянную конкуренцию, порождая различные направления.

Автор много внимания уделяет той роли, которую играют в каждой из религий заимствования. Так, например, в раннем Средневековье скорее ислам играл роль своеобразного локомотива развития религиозной и светской философии и религиозных представлений, многие из которых позже были заимствованы христианством и иудаизмом.

До XIX века атеизма как разработанной доктрины или даже как личного отношения к Богу практически не существовало. А те, кого называли атеистами, как, например, Вольтер, скорее могли быть отнесены к деистам, признающим некую сверхъестественную причину, лежащую в основании нашего мира, но отрицающим сверхъестественные явления, мистику и божественное откровение. Успехи естественных наук серьезно подорвали и эти взгляды. Как пишет автор, «многие идеологии, отвергавшие идею Бога, выглядели вполне разумными. Очеловеченный, наделенный личностью Бог западного христианства действительно стал весьма уязвимым», тем более что во имя Его прежде совершались ужасные преступления. А религиозные книги стали восприниматься просто как сборники древних мифов, которые можно подвергать историческому и филологическому анализу, доказывающему, что многие утверждения религиозных авторитетов об истории создания этих книг не соответствуют действительности.

На этой почве возник научный атеизм, теория, отвергавшая религиозные взгляды и саму идею Бога. Религия же стала восприниматься вульгарными атеистами как простой обман, а философскими атеистами — как средство утешения народа. Отсюда знаменитое выражение Маркса, часто сокращаемое до вульгаризма: «Религия — это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому, как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа. Упразднение религии, как иллюзорного счастья народа, есть требование отказа от такого положения, которое нуждается в иллюзиях».

В конце XIX века Ницше пришел к парадоксальному выводу, что Бог умер. Но, пожалуй, для многих окончательной точкой в традиционной истории Бога стала Вторая мировая война. Известный еврейский писатель Эли Визель, переживший ребенком Освенцим, сказал, что Бог погиб в Освенциме, раз не смог предотвратить все эти ужасы.

Однако Армстронг убеждена, что история религии не завершена, поскольку «человеческая душа не терпит одиночества». И не случайно последняя глава ее книги называется «Да здравствует Бог». По мнению писательницы, Бог современного человека — совсем не то же самое, что Бог человека четыре или две тысячи лет назад. Или даже сто лет назад. Теперь перед нами явился некий новый Бог, отказывающийся от буквализма и фундаментализма в понимании священных текстов и требующий не просто веры, но творчества во имя веры. Ну а религия и атеизм теперь уже обречены на вечное сосуществование.

Каталог

 

Оформить заказ

Корзина

Итого

Кол-во: 0

0 руб.

Оформить заказ

Войти на сайт

или