+7 (495) 980 80 77

Рецензия на книгу «Сказать жизни «Да!»

Дата публикации: 01 апреля 2010

Книги по психологии давно перестали быть литературой исключительно для профессионалов. Их читают, чтобы разобраться в проблемах собственных и своих близких, найти выход из кажущихся безвыходными ситуаций. Однако найдется совсем немного особых по своему влиянию публикаций, к которым обращаются не один раз. Но именно к таким работам принадлежит данная книга. Имя австрийского философа и психолога Виктора Франкла (1905-1997), с одной стороны, хорошо известно читателям; с другой - такое знакомство в большинстве случаев носит поверхностный характер, так как опирается не на чтение первоисточников, а на вольный пересказ положений его теории. Это тоже в известной степени оправданно, ведь книги по психологии в подавляющем большинстве случаев пишутся все-таки для специалистов, и разобраться в них под силу лишь профессионалу.

Это издание составляет счастливое исключение по крайней мере по трем причинам. Во-первых, в нем подняты проблемы, с необходимостью решения которых человек неумолимо сталкивается в критические моменты своей биографии, когда вынужден не только оценить прошлое и настоящее, но и перестроить планы на будущее, скорректировав их с учетом совершенных (равно как и несовершенных) поступков.

Во-вторых, несмотря на исключительные обстоятельства, взятые автором в качестве исходных, поиск смысла жизни и способы его обретения носят универсальный характер.

И в-третьих, книга написана столь доступным языком, что читателю нет никакой необходимости уделять специальное время ликвидации пробелов в знании психологии.

Правда, заметим, что из книги, о которой идет речь, совсем не трудно понять основные идеи логотерапии. Будучи видом экзистенциальной психотерапии, она направлена на анализ человеком смысла своего существования, а стремление к обретению смысла выступает для автора главной движущей силой развития личности и поведения. Однако логотерапия этого человека - не только психологическая теория личности и психотерапевтическая методология, но и самостоятельный философский подход. Не случайно написанное Д.А. Леонтьевым предисловие ориентировано не на изложение теории Франкла, а прежде всего на определение ее мировоззренческого характера, доказанного опытом выживания в нечеловеческих условиях фашистских лагерей.

Основная мысль предисловия нашла отражение в его названии: "Упрямство духа". Д.А. Леонтьев приводит такой заслуживающий внимания факт: по результатам общенационального опроса в США, проведенного с целью выяснить, какие книги сильнее всего повлияли на жизнь людей, американское издание "Сказать жизни "да!" Психолог в концлагере" вошло в первую десятку.

Эта и другие работы Франкла находят отклик у самых разных читателей, но имеют особое значение для тех, кому по долгу службы приходится иметь дело с подрастающим поколением. Они вынуждены не только сами искать ответы на трудные жизненные вопросы, но и помогать тем, чей жизненный опыт еще не позволяет усмотреть в череде будничных событий их влияние на всю последующую жизнь.

Именно педагоги сталкиваются с юношеским максимализмом и нежеланием (или неумением) считаться с окружающими людьми, с переживаниями успеха (являющимися не меньшим испытанием, чем потери) и первыми разочарованиями, которые созвучны их собственным мыслям и настроениям. Прежде чем решиться на беседу с юными, которые легко распознают фальшивые интонации лживых лозунгов и беспочвенных обещаний, им самим необходимо обрести надежные жизненные опоры.

Книга Франкла - одно из немногих изданий, способствующих постижению смысла жизни не благодаря, а вопреки происходящему.

Размышления о свободе, характере и силе духа человека в данном издании не оставят читателя равнодушным. Говоря о такой книге, мы сочли логичным процитировать некоторые ее фрагменты.

В аномальной ситуации именно аномальная реакция становится нормальной. И психиатры могли бы подтвердить: чем нормальнее человек, тем естественнее для него аномальная реакция, если он попадает в аномальную ситуацию, к примеру, будучи помещен в психиатрическую лечебницу. Так и реакция заключенных в концлагере, взятая сама по себе, являет картину ненормального, неестественного душевного состояния, но, рассмотренная в связи с ситуацией, она предстает как нормальная, естественная и типичная.

...Только любовь есть то конечное и высшее, что оправдывает наше... существование, что может нас возвышать и укреплять!.. Человек, у которого нет уже ничего на этом свете, может духовно - пусть на мгновение - обладать самым дорогим для себя - образом того, кого любит. В самой тяжелой из всех мыслимо тяжелых ситуаций, когда уже невозможно выразить себя ни в каком действии, когда единственным остается страдание, - в такой ситуации человек может осуществить себя через воссоздание и созерцание образа того, кого он любит.

...Юмор - тоже орудие души в борьбе за самосохранение. Ведь известно, что юмор, как ничто другое, способен создать для человека некую дистанцию между ним самим и его ситуацией, поставить его над ситуацией, пусть... и ненадолго.

...В концлагере можно отнять у человека все, кроме последнего - человеческой свободы, свободы отнестись к обстоятельствам или так, или иначе... И каждый день, каждый час в лагере давал тысячу возможностей осуществить этот выбор, отречься или не отречься от того самого сокровенного, что окружающая действительность грозила отнять, - от внутренней свободы. А отречься от свободы и достоинства значило превратиться в объект воздействия внешних условий, позволить им вылепить из тебя "типичного" лагерника.

...Погруженность в прошлое обесценивает настоящее со всеми его ужасами. Но обесценивание настоящего, окружающей действительности таит в себе и определенную опасность - человек перестает видеть хоть какие-то, пусть малейшие, возможности воздействия на эту действительность... даже в лагере такие возможности иногда бывали... самая тяжелая ситуация как раз и дает человеку возможность внутренне возвыситься над самим собой.

...Большинство людей в лагере полагали, что все их возможности самоосуществления уже позади, а между тем они только открывались. Ибо от самого человека зависело, во что он превратит лагерную жизнь - в прозябание, как у тысяч, или в нравственную победу - как у немногих.

...Любая попытка психотерапевтической или даже профилактической коррекции психологических отклонений, возникавших у заключенного, должна была быть направлена прежде всего на то, чтобы вопреки лагерной действительности снова обратить его к будущему, к какой-то значимой для него цели в этом будущем.

...Каждая попытка духовно восстановить, "выпрямить" человека снова и снова убеждала, что это возможно сделать, лишь сориентировав его на какую-то цель в будущем. Девизом всех психотерапевтических и психогигиенических усилий может стать мысль, ярче всего выраженная, пожалуй, в словах Ницше: "У кого есть "зачем", тот выдержит почти любое "как"". Надо было... помочь... осознать свое "зачем"... горе тому, кто больше не видит жизненной цели, чья душа опустошена, кто утратил смысл жизни, а вместе с ним - смысл сопротивляться. Такой человек, утративший внутреннюю стойкость, быстро разрушается. Единственность, уникальность, присущие каждому человеку, определяют и смысл каждой отдельной жизни. Неповторим он сам, неповторимо то, что именно он может и должен сделать - в своем труде, в творчестве, в любви... Человек, осознавший свою ответственность перед другим человеком или перед делом, именно на него возложенным, никогда не откажется от жизни. Он знает, зачем существует, и поэтому найдет в себе силы вытерпеть почти любое "как".

Каталог

 

Оформить заказ

Корзина

Итого

Кол-во: 0

0 руб.

Оформить заказ

Войти на сайт